ПАТРУЛЬ ВРЕМЕНИ
ВЫЗОВ ДЛЯ КИНОМАНОВ
В роли судьи челленджа: Николай Разуев
01. Создай концепт окружения для будущего фильма. Изучи «сценарий» и подготовь арт для съемочной группы.
02. Стиль: реализм. Формат: .jpg или .png. Используй любые программы, но попади своей работой точно в цель.
БРИФ
В чем профит?
Любой челлендж — это прокачка навыков и пополнение в портфолио. А в этот раз тебя ждет ещё и проверка от Николая Разуева — концепт-художника студии DNEG и преподавателя курса «Дизайн окружения для кино». Он работал над фильмами Jungle Cruise, Aquaman, The New Mutants, Wonder Woman 1984. Используя свой опыт, он даст тебе фидбек на уровне топовых западных студий.

6 июня в 20:00 пройдет онлайн-ревью работ с оверпейнтом и обратной связью. А тот, кто сможет больше всего впечатлить Николая, выиграет супер-приз — бесплатное обучение у него на курсе!
РАБОТЫ НИКОЛАЯ
Твоя задача
Добро пожаловать в студию кинопродакшена.

Представь, что ты начал работать концепт-художником. В один прекрасный день ты получаешь в руки рассказ, по которому будут снимать фильм. Твоя задача — создать изображение, которое будет иллюстрацией к рассказу и ориентиром для работы съемочной группы. Главное — передать идею автора и сделать картинку, похожую на кадр из фильма.
«Патруль времени» — это фантастические истории про отряды путешественников, которые перемещаются во времени на летающих роверах. Тебе предстоит работать с третьей частью книги «Гибралтарский водопад» — за миллионы лет до появления людей на Земле: живописные пейзажи, безграничные просторы, гигантские водопады. Весь рассказ
01.
Соотношение сторон:
1.85:1, например, 1998х1080 p
или 2.39:1, например, 2048х858 p.

Ты в деле?
02.
Работа должна отображать любой из описанных в рассказе элементов окружения.
03.
Рисуй кистями в Photoshop, используй фото или 3D. Финал опубликуй как изображение в соцсети.

ТРЕБОВАНИЯ
01. Стиль выполнения — реализм. Aspect ratio — 1.85:1 или 2.39:1
02. Работа должна отображать любой из описанных в рассказе элементов окружения
03. Можно использовать фотографии или 3D.
04. Дедлайн: 27.05
Создай свою работу и опубликуй её в Facebook, Instagram или VK
Время творить!
Дедлайн: 06.06.
Хештег: #time_patrol_challenge
Читать рассказ
Предполагалось, что база Патруля Времени будет работать здесь лет сто, не больше - пока не закончится Затопление. В течение этого срока постоянно работать на ней предстояло лишь горстке людей - ученым и обслуживающему персоналу; поэтому она была невелика: домик да пара служебных построек, затерявшихся на просторах суши.

Оказавшись за пять с половиной миллионов лет до своего рождения на южной оконечности Иберии, Том Номура обнаружил, что рельеф местности тут даже сложнее, чем ему запомнилось. Поднимавшиеся к северу холмы переходили в четко выделявшуюся на фоне неба горную гряду, прорезанную глубокими ущельями, в которых прятались синие тени. Климат был засушливый: зимой выпадали ливни, летом же речки съеживались в ручейки или пересыхали совсем, а трава выгорала до желтизны. Деревья и кустарники росли редко - терновник, мимоза, акация и алоэ, а вокруг родников - пальмы, папоротники и орхидеи.

Тем не менее жизнь здесь била ключом. В безоблачном небе постоянно парили стервятники и ястребы. Миллионы травоядных паслись одним гигантским стадом: и полосатые, как зебры, низкорослые лошади, и первобытные носороги, и похожие на окапи предки жирафа. Иногда встречались покрытые редкой рыжей шерстью мастодонты с гигантскими бивнями и не очень похожие на своих потомков слоны. Были здесь и хищники: саблезубые тигры, древние виды крупных кошек, гиены, а также стаи обезьян, которые жили на земле, иногда вставая на задние лапы. Муравейники достигали шести футов в высоту. На лугах свистели сурки.

В воздухе пахло сухой травой, выжженной землей, навозом и свежей кровью.

Когда поднимался ветер, он гремел, хлестал, обдавал пылью и жаром. Земля гудела от топота копыт, гомонили птичьи стаи, ревели звери. Ночь приносила холод, и в ясном небе горело такое множество звезд, что никто не замечал непривычных созвездий.

Так было вплоть до последнего времени. И пока больших изменений еще не произошло. Но теперь наступало Столетие Грома. И когда оно кончится, уже ничто не будет таким, как прежде.


- Нет, спасибо. Сегодня я просто похожу, посмотрю. А вы развлекайтесь. - Мэнс Эверард искоса поглядел на Тома Номуру и Филис-Рэч и улыбнулся им.

Номуре даже почудилось, что этот плечистый, слегка поседевший мужчина с рублеными чертами лица подмигнул ему. Они были из одного временного интервала и даже из одной и той же страны. Разница совсем невелика: Эверарда завербовали в Нью-Йорке 1954 года, а Номуру - в Сан-Франциско 1972-го; все перипетии, выпавшие на долю этого поколения, были просто россыпью пузырьков на глади реки времени по сравнению с тем, что было и что будет потом. Но выпускник Академии Том Номура разменял только двадцать пятый биологический год, Эверард же не говорил, сколько десятилетий добавили к его возрасту странствия по векам и эпохам, а учитывая омолаживающие процедуры, которым регулярно подвергались сотрудники Патруля, догадаться об этом было невозможно. Номуре казалось, что агент-оперативник испробовал в своей жизни столько существований, что стал ему более чужим, чем Филис, которая родилась через два тысячелетия после двадцатого века.

- Давай, пошли, - бросила она Номуре, и он подумал, что даже эта грубоватая фраза на темпоральном языке в ее устах прозвучала нежно и мелодично.

Спустившись с веранды, они направились через двор. С ними поздоровались двое коллег, обращаясь в основном к девушке. Номура их хорошо понимал.

Филис была высокой и стройной, ее лицо с орлиным носом дышало силой, но его суровость смягчали ярко-зеленые глаза и большой подвижный рот; обрезанные над ушами каштановые волосы отливали золотом. Обычный серый комбинезон и крепкие сапоги не портили ни ее фигуру, ни грациозную походку.

Номура знал, что и сам выглядит неплохо - коренастое гибкое тело, скуластое лицо с правильными чертами, смуглая кожа, но рядом с Филис он чувствовал себя бесцветным.

"А также незаметным, - подумал он. - Ну как свежеиспеченному патрульному - и даже не офицеру, а всего лишь научному сотруднику, - как ему сказать аристократке Первого Матриархата, что он в нее влюблен?"

До водопадов оставалось еще несколько миль, но в воздухе уже стоял несмолкающий грохот. Номуре казалось, что он звучал словно хор. Плод воображения это, или он действительно ощущает передающуюся по земле непрерывную вибрацию?

Филис распахнула дверь гаража. Внутри стояло несколько темпороллеров, напоминавших двухместные мотоциклы без колес. Снабженные антигравитатором, эти машины были способны совершать прыжки через несколько тысяч лет.

(Роллеры и их пилотов доставили сюда грузовые темпомобили.) Темпороллер Филис был весь обвешан записывающей аппаратурой. Том так и не сумел убедить ее, что нагрузка чересчур велика, а доложить об этом он не мог - она ему никогда не простила бы этого. И Эверарда - старшего по званию офицера, хотя и находившегося в отпуске, - он пригласил присоединиться к

ним сегодня в слабой надежде, что тот заметит перегрузку роллера и прикажет Филис передать часть оборудования ее помощнику.

- Поехали, - крикнула она, прыгнув в седло. - Утро скоро состарится.

Том уселся на свой темпороллер, включил привод, и вместе с Филис они выскользнули из гаража и ринулись вверх. Набрав высоту, они перешли в горизонтальный полет и понеслись на юг, где река Океан вливалась в Середину Мира.


Южный горизонт всегда тонул в клубах тумана, серебристой дымкой уходившего в лазурь. По мере приближения туман поднимался все выше, нависал над головой. Еще дальше вселенная закручивалась серым вихрем и, содрогаясь от рева, горечью оседала на человеческих губах, а по скалам стекали ручейки, промывая русло в земле. Таким плотным был этот холодный

соленый туман, что долго дышать им было опасно.

Вид, открывавшийся сверху, был еще более грозным - зримый конец геологической эпохи. Полтора миллиона лет чаша Средиземного моря была пустой. Теперь Геркулесовы Врата распахнулись, и в них рвалась Атлантика.

Рассекая воздух, Номура смотрел на запад, на беспокойное, многоцветное, причудливо расчерченное полосами пены безбрежное пространство. Он видел, как воды океана устремляются в недавно возникший разрыв между Европой и Африкой. Течения сталкивались и закручивались, теряясь в бело-зеленом хаосе, бесновавшемся между землей и небом. Стихия

крушила утесы, смывала долины, на много миль забрызгивала пеной берега.

Снежно-белый в своей ярости поток, сверкая то тут, то там изумрудным блеском, восьмимильной стеной стоял между континентами и ревел. Брызги взлетали вверх, окутывая Врата туманом, и море с грохотом врывалось внутрь.

В тучах этих брызг висели радуги. Здесь, на большой высоте, шум казался всего лишь скрежетом чудовищных жерновов, и Номура четко расслышал в наушниках голос Филис, которая остановила свою машину и подняла руку:

- Подожди. Я хочу сделать еще несколько дублей, прежде чем мы двинемся дальше.

- Но ведь их у тебя уже много, - сказал он.

Ее голос смягчился:

- Где чудо, там не бывает слишком много.

Его сердце подпрыгнуло. "Она вовсе не воин в юбке, рожденная, чтобы повелевать всеми, кто стоит ниже ее. Несмотря на свое происхождение и привычки, она не такая. Ей знакомы благоговейный ужас и красота, и… да-да, ощущение Бога за работой..."

Усмешка в свой адрес: "Должны бы быть..."

В конце концов, ее задача и состоит в том, чтобы сделать аудио-визуальную вседиапазонную запись События - от его начала и до того дня, когда, сотню лет спустя, чаша наполнится, и волны заплещутся там, где позднее предстоит плавать Одиссею. На это уйдет несколько месяцев ее жизни. ("И моей, моей, ну пожалуйста!") Каждому сотруднику хотелось

увидеть и ощутить эту грандиозность: тех, кого не влекли приключения, в Патруль не брали. Но отправиться так далеко в прошлое могли далеко не все, иначе в довольно узком временном отрезке стало бы слишком тесно. Большинству предстояло узнать все это из вторых рук. Конечно, их руководители могли поручить такое дело только настоящему художнику,

который увидел бы и воспринял Событие и принес им его изображение.

Номура помнил свое удивление, когда его назначили помощником к Филис.

Неужели страдающий от нехватки рабочих рук Патруль может позволить

себе держать художников?

После того как он ответил на загадочное объявление, прошел несколько непонятных тестов и узнал кое-что о темпоральных путешествиях, Номура задумался, возможно ли в Патруле найти применение полицейским и спасателям, и оказалось, что да. Он понимал необходимость административных и канцелярских работников, агентов-резидентов, историографов,

антропологов, ну и, естественно, научных сотрудников вроде него. Несколько недель работы с Филис убедили его в том, что художники не менее необходимы Патрулю. Не хлебом единым жив человек, не оружием, не бумагами, не диссертациями, не только практическими делами...

Перезарядив свою аппаратуру, Филис крикнула:

- Вперед!

Когда она повернула на восток, на ее волосы упал солнечный луч, и они засверкали, как расплавленное золото. Том покорно последовал за ней.


Дно Средиземного моря на десять тысяч футов ниже уровня Мирового океана. Этот перепад вода преодолевала через узкий пролив протяженностью всего пятьдесят миль. Десять тысяч кубических миль воды в год - сто водопадов Виктория, тысяча Ниагар.

Но это статистика. А реальность была ревом белой от пены воды, окутанной брызгами, разрывавшей землю и сотрясавшей горы. Люди видели и слышали это чудо, чувствовали его вкус и запах. Но постичь его они не могли.

Ниже пролив расширялся, и течение становилось спокойнее, а вода обретала темно-зеленый цвет. Туман редел, в его просветах появлялись острова, точно корабли, зарывшиеся носами в волны и вздымавшие огромные буруны. На берега тут постепенно приходила жизнь. Но уже через столетие большинство этих островов будет съедено эрозией, а большая часть растений и животных не выдержит резкой перемены климата. Ибо Событие переместит Землю из миоцена в плиоцен.

Они летели все дальше, но шум не ослабевал, а, напротив, усиливался. Поток здесь уже не бушевал, но впереди нарастал басовый рокот - казалось, само небо гудит, как огромный медный колокол. Он узнал мыс, жалкий огрызок которого в грядущем получит название Гибралтар. А дальше, водопадом шириной в двадцать миль, вода низвергалась в пропасть глубиной еще в пять тысяч футов.

С ужасающей легкостью поток срывался с обрыва. На фоне темных утесов и охристой травы континентов вода выглядела бутылочно-зеленой. Вверху она ослепительно блестела на солнце. Внизу колыхалось еще одно густое белое облако, кружившееся в нескончаемом вихре. Дальше вода растекалась голубым озером, и, разбиваясь на реки, промывала каньоны и неслась все дальше и дальше среди блеска солончаков, пылевых смерчей и дрожащего марева над

этой раскаленной землей, которую ей предстояло превратить в дно моря.

Вода гремела, ревела и клокотала.

Филис снова остановила роллер. Номура повис рядом с ней. Они находились очень высоко, и воздух был довольно холодным.

- Сегодня, - объявила она, - я попробую передать масштаб. Пройду над потоком до самого обрыва, а затем спикирую.

- Не опускайся слишком низко, - предупредил он.

- Это мое дело, - отрезала она.

- Но я же вовсе не собираюсь командовать. ("Действительно, кто я такой? Плебей! Мужчина!") Просто сделай мне одолжение. - Номура даже вздрогнул от этой дурацкой фразы. - Будь поосторожнее, хорошо? Ты очень дорога мне.

Ее лицо сверкнуло улыбкой. Она почти повисла на ремнях безопасности, чтобы дотянуться до его руки.

- Спасибо, Том. - Помолчав, она мрачно добавила: - Такие мужчины, как ты, помогают мне понять, что неправильно в эпохе, из которой я родом.

С ним она почти всегда говорила мягко. Будь она агрессивнее, то даже ее красота не помешала бы ему спокойно спать по ночам. А может, он и влюбился-то в нее, только когда понял, какие усилия она прилагает, чтобы относиться к нему, как к равному. Ей это давалось нелегко (в Патруле она была таким же новичком, как и он) - но не труднее, чем мужчинам из других

стран и эпох признать, что она обладает такими же способностями, как и они, и прекрасно ими пользуется.

Ее настроение изменилось.

- Давай! - крикнула она. - Скорей! А то еще лет двадцать, и от водопада ничего не останется.

Ее машина прыгнула вперед. Номура опустил лицевой щиток шлема и устремился за ней следом, нагруженный лентами, аккумуляторами и прочим.

"Осторожнее, - мысленно молил он, - ну пожалуйста, осторожнее, моя милая!"

Филис вырвалась далеко вперед. Ему казалось, что это комета, стрекоза - что-то стремительное и яркое, несущееся наискосок над отвесным морем в милю высотой. Грохот оглушил Номуру, в мире для него не осталось ничего, кроме этого светопреставления.

Всего в нескольких ярдах над поверхностью воды она направила роллер к пропасти. Ее голова скрылась под нарамником пульта, руки забегали по кнопкам и клавишам - машиной она управляла только коленями. Соленые брызги оседали на лицевом щитке, и Номура включил автоматическую очистку.

Турбулентные потоки сотрясали и раскачивали его роллер. Уши были защищены от шума, но не от перепада давления, и барабанные перепонки пронзала острая боль.

Он почти нагнал Филис, и вдруг ее машина словно обезумела. Он увидел, как роллер закружился волчком, ударился о зеленую толщу и исчез в ней вместе с девушкой. Своего вопля он в этом громе не расслышал.

Ударив по переключателю скорости, Том устремился за ней. Бешеный поток чуть было не увлек его, но в последнее мгновение слепой инстинкт заставил его повернуть машину. Филис исчезла. Перед ним были только стена воды, клубящиеся облака внизу и равнодушная синева вверху, шум, зажавший его в своей пасти, чтобы разорвать на мелкие куски, холод, сырость и влага на губах - соленая, как слезы.

Он помчался за помощью.



Снаружи пылал полдень. Выгоревшая равнина казалась совершенно безжизненной, и только в небе парил одинокий стервятник. Все молчало - кроме далекого водопада.

Стук в дверь сорвал Номуру с постели. Сквозь шум в ушах он еле услышал свой хриплый голос:

- Да входите же!

Вошел Эверард. Несмотря на создаваемую кондиционером прохладу, на его одежде темнели пятна пота. Сутулясь, он грыз незажженную трубку.

- Ну, что? - умоляюще спросил Номура.

- Как я и опасался. Ничего. Она так и не вернулась к себе.

Номура рухнул в кресло и уставился в пространство.

- Это точно?

Эверард сел на кровать, заскрипевшую под его тяжестью.

- Угу. Только что прибыла хронокапсула. В ответ на мой запрос сообщают, что "агент Филис-Рэч не вернулась на базу своего регионально-временного интервала из командировки в Гибралтар"; никаких других сведений о ней у них нет.

- Ни в одной эпохе?

- Агенты же так крутятся в пространстве и времени, что если досье на них и есть, то, наверное, лишь у данеллиан.

- Запросите их!

- По-твоему, они ответят? - оборвал его Эверард, стиснув широкой рукой колено. ("Данеллиане, супермены далекого будущего, основатели и истинные руководители Патруля...") - И не говори мне, что мы, простые смертные, можем, если захотим, узнать, что нас всех ждет. Ты же не заглядывал в свое будущее, сынок, а? Мы не хотим, вот и все.

Жесткость исчезла из его голоса. Вертя в руках трубку, он сказал совсем уже мягко:

- Если мы живем достаточно долго, то переживаем тех, кто нам дорог. Обычный удел человека, и Патруль здесь не исключение. Но мне жаль, что ты столкнулся с этим таким молодым.

- Не надо обо мне! - воскликнул Номура. - Давайте о ней.

- Да... Я думал о твоем отчете. Мне кажется, вокруг этого водопада воздушные потоки вытворяют черт знает что. Это, впрочем, естественно. Из-за перегрузки ее роллер плохо слушался рулей. Воздушная яма, вихрь - в общем, что-то неожиданно засосало ее и швырнуло в воду.

Номура хрустнул пальцами.

- А я должен был ее подстраховывать...

Эверард покачал головой.

- Не терзайся так. Ты был просто ее помощником. Ей следовало быть осторожнее.

- Но, черт побери, мы еще можем ее спасти, а вы не разрешаете! - крикнул Номура.

- Прекрати! - оборвал его Эверард. - Сейчас же замолчи!

"Не говори, что патрульные могли бы вернуться назад во времени, подхватить ее силовыми лучами и вытащить из бездны. Или что я мог бы предупредить ее и тогдашнего самого себя. Но этого не произошло, следовательно, это не произойдет.

Это не должно произойти.

Потому что прошлое сразу становится изменяемым, едва мы на своих машинах превращаем его в настоящее. И если смертный хоть раз позволит себе применить такую власть, то где этому конец? Сначала мы спасаем девушку, потом - Линкольна, а кто-нибудь другой тем временем попробует помочь южанам... Нет, только Богу можно доверить власть над временем. Патруль

существует, чтобы охранять то, что уже есть. И надругаться над этой заповедью для его сотрудника - все равно что надругаться над матерью".

- Простите, - пробормотал Номура.

- Все в порядке, Том.

- Нет, я... я думал... когда я заметил ее исчезновение, моей первой мыслью было, что спасательный отряд мог бы вернуться в это самое мгновение и подхватить ее...

- Вполне естественный ход мысли для новичка. Умственные стереотипы живучи. Но мы этого не сделали. Да и вряд ли бы кто-нибудь разрешил это.

Слишком опасно. Мы не имеем права рисковать людьми. И уж конечно, мы не могли себе позволить этого, если хроники говорят, что попытка была заранее обречена на неудачу.

- И нет способа это обойти?

Эверард вздохнул.

- Я его не знаю. Смирись с судьбой, Том. - Он помялся. - Могу я… можем мы что-нибудь для тебя сделать?

- Нет, - хрипло вырвалось у Номуры. - Оставьте меня одного.

- Конечно. - Эверард поднялся. - Но ты не единственный, кому будет ее не хватать, - напомнил он и вышел.

Когда за ним закрылась дверь, Номуре показалось, что шум водопада приближается, размалывая, размалывая... Он уставился в пустоту. Солнце уже прошло зенит и начало медленно клониться к закату.

"Мне следовало броситься за ней, сразу же.

И рискнуть жизнью.

Но почему бы не последовать за ней и в смерть?

Нет. Это бессмысленно. Из двух смертей жизни не сделаешь. Я не мог спасти ее. У меня не было ни снаряжения, ни... И самым правильным было отправиться за помощью.

Только в помощи было отказано (человеком ли, судьбой - неважно), и она погибла. Поток швырнул ее в пропасть. Она успела испугаться - за мгновение до того, как потеряла сознание, а затем удар о дно убил ее, растерзал на кусочки, разбросал их по дну моря, которое я в молодости буду бороздить во время отпуска, не зная, что есть Патруль Времени и что

когда-то была Филис. Господи, пусть мой прах смешается с ее - пять с половиной миллионов лет спустя!"

Воздух сотрясла отдаленная канонада, пол задрожал. Должно быть, поток подмыл еще часть берега. С какой радостью она запечатлела бы это на пленке!

- Запечатлела бы? - выкрикнул Номура и вскочил с кресла. Земля продолжала дрожать.

- Запечатлеет!..


Ему бы следовало посоветоваться с Эверардом, но он боялся (возможно, зря: горе и неопытность - плохие советчики), что получит отказ и сразу же будет отозван.

Ему бы следовало отдохнуть несколько дней, но он боялся чем-нибудь выдать себя. Таблетка стимулятора заменит отдых.

Ему бы следовало проверить генератор силового поля, а не сразу устанавливать его тайком на своем роллере.

Когда он вывел роллер из гаража, встречный патрульный спросил его, куда он собрался. "Покататься", - ответил Номура. Тот сочувственно кивнул. Пусть он не догадывался о его любви, но потеря товарища - всегда горе. Номура предусмотрительно направился на север и, только когда база скрылась за горизонтом, свернул к водопаду.

Ни справа, ни слева берегов потока он не видел. Здесь, почти на половине высоты стены из зеленого стекла, кривизна планеты скрывала от него ее края.

Затем он достиг облака брызг, и его окутала мутная жалящая белизна. Лицевой щиток оставался прозрачным, но взгляд тонул в тумане, сквозь разрывы которого виднелась только гигантская стена воды. Шлем защищал уши, но не мог защитить от вибрации, которая пронизывала все тело: зубы, кости, сердце. Вихри непрерывно сотрясали роллер, и ему приходилось бороться изо всех сил, чтобы машина не вышла из-под контроля.

И чтобы нащупать нужное мгновение...

Он прыгал во времени назад и вперед, уточнял настройку и снова включал стартер, замечал в тумане смутные очертания самого себя и глядел сквозь него в небо, еще и еще... И вдруг он оказался тогда.

Два светлых пятнышка высоко вверху... Он увидел, как одно из них ударилось о воду и исчезло, утонуло, а другое несколько секунд металось вокруг, а потом умчалось прочь. Холодный соленый туман спрятал его от самого себя - ведь его присутствие не зафиксировано в проклятых хрониках!

Том рванулся вперед. Но терпение он сохранял. Если понадобится, он будет рыскать здесь хоть всю биологическую жизнь, дожидаясь того самого мгновения. Страх смерти, мысль о том, что, когда он ее найдет, она может быть уже мертва, отошли куда-то далеко. Им владели стихийные силы. Он превратился в летящую волю.

Том парил в ярде от водяной стены. Вихри, швырнувшие в нее Филис, пытались схватить и его. Но он был наготове и, уворачиваясь, снова и снова возвращался - не только в пространстве, но и во времени, чтобы на протяжении тех нескольких секунд, когда Филис могла быть еще жива, держать в поле зрения весь этот участок водопада. В воздухе кружило почти два

десятка роллеров.

Он не обращал на них внимания. Это были просто следы его прошлых и будущих прыжков во времени.

Вот!

Мимо него, в глубине потока, пронесся неясный темный силуэт - на пути к гибели. Он повернул ручку. Силовой луч замкнулся на другой машине. Его роллер потащило к воде: генератору не хватало мощности, чтобы вырвать машину Филис из хватки бушующей стихии.

Вода уже почти поглотила его, когда пришла помощь. Два роллера, три, четыре... Напрягая свои поля, они вытащили машину Филис. Тело девушки висело на ремнях безопасности. Но он не бросился к ней. Сначала он несколько раз прыгнул назад во времени - чтобы спасти ее и самого себя.

Когда наконец они остались одни среди несущихся клочьев тумана, он высвободил девушку, подхватил на руки и уже собирался мчаться к берегу, чтобы привести ее в чувство. Но она зашевелилась, веки дрогнули, и мгновение спустя на губах появилась улыбка. И тут он заплакал.

Совсем рядом с ревом рушился вниз океан.


Закат, навстречу которому прыгнул Номура, тоже не запечатлели никакие хроники. Все вокруг стало золотым. Должно быть, водопад тоже сейчас пылал.

Его песнь разносилась под вечерней звездой.

Филис подложила подушку себе под спину, откинулась на нее и заявила Эверарду:

- Если вы обвините его в нарушении устава или еще какой-нибудь глупости, придуманной мужчинами, я тоже брошу ваш проклятый Патруль.

- Нет-нет. - Эверард поднял руку, как бы защищаясь от нападения. - Вы меня неправильно поняли. Я хотел только сказать, что мы оказались в довольно щекотливом положении.

- Почему? - с вызовом спросил Номура, который сидел на стуле и держал Филис за руку. - Мне никто не запрещал эту попытку, ведь так? Агентам положено беречь свою жизнь, если это возможно, поскольку она представляет ценность для Патруля. Разве отсюда не следует, что спасение чужой жизни тоже оправдано?

- Да, конечно. - Эверард прошелся по комнате. Пол загремел под его ногами, заглушая барабанный грохот водопада. - Победителей не судят даже в более строгих организациях, чем наша. Собственно говоря, Том, инициатива, которую ты проявил сегодня, сулит тебе хорошее будущее, можешь мне поверить. - Он усмехнулся уголком рта, не вынимая трубки. - Такому старому солдату, как я, некоторая поспешность простительна. Слишком много я видел случаев, когда спасение было невозможно, - добавил он, помрачнев. Остановившись, он повернулся к ним обоим. - Но нельзя ничего оставлять незавершенным. Суть в том, что Филис-Рэч, согласно хроникам ее отдела, из командировки не вернулась.

Их пальцы переплелись еще крепче.

Эверард улыбнулся ему и ей (грустной, но все-таки улыбкой), а потом продолжил:

- Нет, не пугайтесь. Том, помнится, ты спрашивал, почему мы, обычные люди, не следим за каждым шагом своих товарищей. Теперь ты понял?.. Филис-Рэч больше никогда не регистрировалась в своем управлении. Может быть, она и посещала родной дом, но мы никогда не спрашиваем, чем занимаются агенты во время отпуска. - Он вздохнул. - Что касается дальнейшего, если она пожелает перевестись в другое управление и принять

новое имя, то почему бы и нет? Любой офицер достаточно высокого ранга может это утвердить. Например, я... У нас, в Патруле, все очень просто. Мы гаек не затягиваем. Иначе просто нельзя.

Номура понял и вздрогнул.

Филис вернула его к реальности.

- Но кем я могу стать? - спросила она.

Том воспользовался удобным случаем.

- Ну, - сказал он со смехом, пряча под ним глубокую серьезность, - почему бы тебе не стать миссис Томас Номура?

Конец.
Подпишись, чтобы мы могли отправить тебе доступы

Зарегистрируйся, чтобы получить на почту подробности по онлайн-ревью работ.

Накануне ивента мы отправим тебе письмо с доступами к вебинарной комнате.

Отправляя форму, я принимаю условия использования и даю согласие на обработку моих персональных данных
ArtCraft™ Education.
Registered international trademark. All rights reserved.